воскресенье, 1 июля 2012 г.

Люцифер, или как верны бывают кошки


            Никто даже не оглянулся на вышедшую на арену девочку-подростка. Оторвать взгляд от вращающейся огненной булавы или от кувыркающегося под самым куполом партнера, может означать доле секундное промедление  и тогда – падение и многочисленные травмы. А может, смерть…
            Так ничем не ознаменовалось появление Нерси на своей первой репетиции в цирке. Ее взяли только вчера, и лишь потому, что нашли интересной ее необычную гибкость. Господин директор даже согласился оставить ее в свободной гримерке и оплачивать питание. Это явилось неслыханной щедростью от пожилого и жадноватого лысеющего джентльмена по отношению к обнищавшей и не знавшей куда податься сироте.

            Нерси нашли партнера – красивого, высокого, широкоплечего брюнета, оставшегося без напарника. В свое время неудачное падение из-под купола навсегда развело его с воздушной акробатикой, но кое-что он все-таки еще мог. И вот, втроем с господином директором и Жюэлем, они начали придумывать как можно более эффектные и необычные стойки, кувырки и изгибы ее стройного тела. Работа шла медленно. Зачастую движение в отработанном виде смотрелось вяло и как-то «не развлекало», что, конечно, не нравилось господину директору. Приходилось придумывать все более и более сложные трюки, учиться завязывать себя во все новые и новые замысловатые узлы. Шел уже третий месяц подготовки. Жюэль тосковал по синему, покрытому звездами из цветной фольги куполу. Нерси иногда даже боялась, не заглядится ли он совсем на свой любимый купол и не упустит ли ее из своих могучих и теплых рук. Но он всегда неизменно ловил ее любое, даже ошибочное движение. За все это время Нерси упала лишь однажды, когда вдруг, завершая переворот, услышала рвущий воздух рык. Непроизвольно разогнувшись в воздухе, она оттолкнула руки Жюэля и, падая, задела его бедро коленями. В тот день, в синяках и ушибах, так и не прекращая извиняться перед партнером (который вобщем-то уже ушел домой, так что она просто бормотала себе под нос), она увидела Люцифера.
            Уссурийский тигр с широкими дырами полос на сверкающей огненной шерсти, с огромным подвижным хвостом, гуляющим вокруг хозяина как бич. И, если бы не черные крюки когтей, выглядывающие из-под чуть пожелтевшей в клетке стружки, казался бы большим и гордым котом с гигантскими, наверное, с ведро, лохматыми лапами, кажущимися такими мягкими.
В отличие от Нерси Люцифер был здесь долгожителем – вот уже четыре года никто не мог заставить его выполнять команды. Он никого не подпускал к себе, показывая ровный оскал своих страшных белых зубов, и самое большее, чего удавалось добиться самым умелым дрессировщикам – это загнать его на тумбу. И неудивительно, что он с удовольствием прыгал на тумбу, - ведь на ней он был еще больше, величественней и страшней.  За  столь непослушный и агрессивный нрав его не хотел брать ни один зоопарк – этой большой кошке ничего не стоило перевернуть клетку. И в цирке его держали в специальной, сколоченной со всех сторон железной коробке. Правду сказать, господин директор не пожадничал, заказывая такую штуку – она была очень большой и очень тяжелой. Все потому, что ничто не могло затмить очевидного: если тигра не держать в достаточно крепкой «гримерной», то рано или поздно он сломает прутья, сорвет замки и пожрет всех без исключения обитателей цирка.
Но оставлять столь дорого обходящееся существо без работы никто не собирался. Его все равно выводили на арену во время представлений – в толстом и тяжелом едва ли не чугунном ошейнике и на цепи – для устрашения публики. И надо сказать, это мероприятие имело свой успех – многие ходили на представления лишь для того, чтоб увидеть тигра – «потенциального убийцу и людоеда», как гласила афиша. Одним своим видом он приводил в трепет самых отъявленных смельчаков, а стоило ему приоткрыть пасть и рыкнуть, как начинали дрожать стены, а сердца сидящих на трибунах почти отказывались биться.
Вот и на этот раз, не оставляющий надежд новый дрессировщик слишком сильно тыкнул своего подопечного заостренной палкой – рык не замедлил последовать. Новичка без сознания оттащили из клетки, отпугивая Люцифера уже настоящими копьями. Откачанный успокоительным и таблетками «для тонуса», дрессировщик ушел через два дня. Тяжко вздохнув, господин директор пошел писать объявления в газеты о вакантном месте для дрессировщика демонов со стажем.

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ

5 комментариев:

  1. Очень красивый, очень женственный рассказ. Под конец я даже расплакалась по слабости душевной. Ксюша, благодарствую от всего сердца!

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо, Оленочка!
    Почему-то было желание выразить такое. Рада, что получилось!

    ОтветитьУдалить
  3. По эмоциональному накалу рассказа складывается впечатление, что автор сама переживает какие-то незаконченности в своей жизни, а время и бег жизни торопят сделать следующий важный шаг... И в настоящее время не важно, написан текст в 2002 или 2012 гг., круг событий близок к завершению, но выложенный на обозрение через столько лет рассказ должен стать той самой переходной ступенькой. (если конечно с датой не напутала;))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Всегда удивляло, как люди могу "заглазно" выносить свои суждения, да еще на основе вещей 10ти летней давности. Но читатель на то и читатель, чтобы выкладывать все на свою канву и слушать свои собственные отзвуки от творчества. Возможно, вы сами ждете какого-то нового шага и мир, как зеркало щедро вам показывает вас. Это интересно! Если будет что-то такое - поделитесь. У меня часто люди в комментариях пишут "это то, что мне нужно было услышать именно сейчас!" :)
      По правде говоря, я бы выложила его и раньше. Но просто не могла найти. И в связи с давностью и с моим переездом в другую страну, до последнего момента думала, что утратила его навсегда. Но вот ВДРУГ нашелся. :) Может и правда что-то вокруг "дозревает" для того, чтобы быть продемонстрированным!
      Спасибо за коммент, интересно получилось!

      Удалить
    2. P.S. Как разв дате написания я и в самом деле не уверена. ОЧЕНЬ давно это было. :)))

      Удалить

еще интересного: